Немецкая и восточноевропейская овчарка: сёстры или дальние родственницы?

Немецкие овчарки красивы и умны, талантливы и работоспособны, сильны и дружелюбны. Одна беда – дороги! Являясь объектом мечтаний большинства собачников в мире, "немцы" считаются элитной породой, тщательно пестуемой и охраняемой от вливания посторонних кровей. Получить чистопородную немецкую овчарку из хорошего питомника – большая удача. Но не всем по карману такое сокровище. Поэтому многие наши соотечественники начинают задумываться о чём-то более бюджетном, но не уступающем в качестве оригиналу. И в этих своих поисках выясняют, что существуют собаки, очень похожие на немецких овчарок, но разведённые у нас, в России. И зовутся такие собаки восточноевропейскими овчарками.

Казалось бы, вот он, выход из затруднения: и там овчарка, и тут овчарка, только названия разные. Так что, может быть, восточноевропейская овчарка вполне может заменить немецкую – и на шоу, и на службе, и, так сказать, в быту? Или всё-таки не может?

Чтобы ответить на этот вопрос, начнём с самого начала.

Немецкая овчарка: истинная арийка

Большинство людей делятся на две группы: первые ничего не слышали о восточноевропейских овчарках, а вторые считают, что эти овчарки и немецкие – одна и та же порода. Большинство, как всегда, ошибается. Между восточноевропейскими и немецкими овчарками нельзя поставить знак равенства. Но и полностью разделить их нельзя. Ведь они необыкновенно похожи – по крайней мере, на взгляд обывателя.

Это и неудивительно, ведь обе породы имеют одного общего предка в Германии. Восточноевропейская овчарка произошла от немецкой, не наоборот. Так что начнём наш рассказ прямо с родоначальников, с первых овчарок на немецкой земле.

Полтора века назад слово "овчарка" обозначало не столько породу, сколько род деятельности собак, верно и преданно служивших человеку. Эти собаки охраняли стада, сторожили дом, сопровождали своих хозяев на охоте... При этом выглядеть они могли совершенно по-разному. Единственное, что более или менее совпадало – это рост, вес и рабочие качества. Служебные собаки должны быть не слишком крупными, но сильными, хорошо обучаемыми и уравновешенными животными. Рано или поздно мысль о выведении на их основе новой породы должна была прийти кому-то в голову, так и произошло.

Человека, положившего начало становлению породы "немецкая овчарка", звали Макс фон Штефаниц. Дело было в 1890 году. Господин Штефаниц слыл большим любителем собак, отлично разбирался в овчарках и мечтал вывести новую породу, при этом упор он делал не столько на внешность, сколько на служебные качества собак. Первой задачей было найти образец породы – пса-родоначальника.

Первые опыты по скрещиванию велись с переменным успехом, так как "образца" пока ещё не было. Успех улыбнулся фон Штефаницу лишь в 1899 году, когда он, прогуливаясь по выставке собак, обратил внимание на жёлто-бурого пса, похожего на волка, но смирного и с умным взглядом. Хозяин собаки пояснил, что его зверь хоть и очень похож на волка, на является отличной служебной собакой, очень привязан к человеку и добросовестно выполняет все команды.

Звали красавца-пса Гектор. Фон Штефаниц тут же приобрёл его у хозяина и дал питомцу новое, более звучное имя: Хоранд фон Графрат. Это знаковое событие произошло 3 апреля, и с тех пор 3 апреля 1899 года официально считается днём рождения породы "немецкая овчарка".

Не теряя времени даром, Макс фон Штефаниц и его друг, тоже увлечённый собачник Артур Мейер, официально основали первый в мире Союз владельцев немецких овчарок. В том же 1899 году была проведена первая выставка представителей породы, на которой с большим отрывом от конкурентов победил волкообразный Хоранд. Он и стал главным предком всех живущих сегодня немецких овчарок.

Выведение целой породы – дело долгое и хлопотное, одной человеческой жизни на это могло и не хватить. Но особенно трудно пришлось заводчикам в самые первые годы, когда скрещивание собак необходимо было строго контролировать. Фон Штефаниц никогда не ставил на первое место красоту, собаки, считая, что здоровый пёс должен иметь сильное гибкое тело и гармоничные пропорции, не мешающие, а помогающие его основной работе – служению интересам человека, охоте и защите. Он возглавлял Союз много лет, тщательно следя за тем, чтобы порода не видоизменялась в худшую сторону. Когда к 1925 году стало очевидно, что популяция становится всё более "ширококостной" и утрачивает свою самобытность, на очередной выставке он отдал предпочтение невысокому, на пропорционально сложенному псу по имени Клодо фон Боксберг. Зная, что нечистоплотные заводчики стараются перекрыть качество количеством и продают щенков с браком, глава Союза ввёл первую проверку на пригодность для разведения, во время которой досмотру подвергались внешние и поведенческие особенности каждой конкретной собаки.

Макс фон Штефаниц умер в 1936 году, создав стабильную кинологическую организацию, разработав стандарт породы и сделав немецкую овчарку самой известной и желанной породой во всей Европе. К сожалению, история сделала очередной кульбит, и прекрасные рабочие собаки оказались на службе у нацистов. Во время войны их служебные качества проявились особенно ярко. Что делать: немецкие овчарки верно служат своим хозяевам, кем бы они не были...

После 1945 года поголовье немецкой овчарки резко сократилось: в кризисные времена стране было не до разведения. Тем не менее, любовь к породе не только не угасла, но постепенно захватила весь мир. И в Германии появились энтузиасты, которые, опираясь на труды фон Штефаница, возродили породу и сделали её важным национальным достоянием.

Универсальная советская собака

А что же происходило все эти годы в нашей стране, тогда её именовавшейся Советским Союзом? Из истории мы знаем, что новорожденное сверхгосударство с первых дней своего основания пожелало доказать Европе, как преобразила все сферы жизни простого человека лучшая в мире советская власть. Наука, техника, культура начали развиваться с утроенной по сравнению с царским временем скоростью. Тогда же, в 20-х годах прошлого столетия, начались первые опыты по выведению советской служебной собаки – спокойной, сильной, легко обучаемой. При этом советские кинологи не могли не оглядываться на опыт зарубежных коллег, у которых такая порода уже была. Конечно, мы говорим о немецкой овчарке.

Поскольку наши прадеды жили не на отделённых друг от друга океаном островах, а на одном материке, да и связи с Германией были давно налажены, представители породы попали в Россию из немецких земель ещё в 1904 году в составе санитарной службы. Они и стали первыми предками восточноевропейских овчарок.

Милитаризованная советская власть сразу поняла, какое сокровище попало ей в руки. Немецкие овчарки проявили себя неоценимыми помощниками в любых полицейских и военных операциях. В неспокойное предвоенное время из Германии были выписаны собаки этой породы для разведения на советской земле, однако специалистов-кинологов высокого уровня, умеющих разбираться в овчарках, в тогдашней России было совсем немного, поэтому лучшими представителями породы оставались те псы, что были привезены непосредственно из Германии, и их потомство.

А потом началась война, и всё немецкое в одночасье стало вражеским, недостойным. Собаки продолжали нести службу в тылу и на фронте, но об их происхождении предлагалось стыдливо забыть. Сразу после войны советское правительство озаботилось созданием новой породы, отечественной, породы универсальных служебных собак. Любопытно то, что производителями стали "трофейные" немецкие овчарки, захваченные в Германии и привезённые в Советский Союз.

Служебное собаководство под бдительным надзором властей принялось за работу: нужно было в кратчайшие сроки вывести породу нового, восточноевропейского типа – "как у немцев, только лучше". Было объявлено, что восточноевропейская овчарка выше, сильнее, быстрее своей западной сестры. Впрочем, сравнивать было трудно, ведь к тому времени СССР уже отгородился от мира железным занавесом, и племенных собак приходилось искать на просторах нашей необъятной, но всё-таки отрезанной от Западной Европы родины.

Стандарт породы был установлен в 1964 году. Восточноевропейская овчарка действительно крупнее немецкой и не столь изящна в пропорциях. Впрочем, международная кинологическая не признала ВЕО отдельной породой, что вполне объяснимо: лучшими образцами породы с самого начала считались те псы, родители которых были чистокровными "немцами". Дальнейшие опыты по скрещиванию слегка видоизменили породу, но не улучшили её.

В целом восточноевропейская овчарка – это хорошая служебная собака. Щенки ВЕО стоят дешевле своих западных собратьев, поскольку не могут участвовать в международных конкурсах и вообще не годятся для шоу серьёзного уровня. А вот если вам нужен не чемпион выставок, а обычный сторожевой пёс – возможно, стоит присмотреться к представителям этой породы.

Окончательный выбор, как всегда, за вами. Чистокровный немец или его родственник, выведенный в СССР – всё зависит от ваших вкусов, целей и возможностей.